Вернуться
2 из 30
Просмотрено 2 из 30
Рисунок. Совет в Городне. 1999. Аверьянов А.Ю.
Рисунок. Совет в Городне. 1999. Аверьянов А.Ю.
Название
Рисунок. Совет в Городне
Датировка
Материал, техника
бумага; гуашь
Размер
Аннотация
Эскиз к картине, находящейся в собрании Малоярославецкого военно-исторического музея 1812 года. При написании этой работы перед художником стояла непростая задача: картина не должна была повторять сходную по сюжету известную работу В.В. Верещагина, и, в то же время, максимально достоверно передать обстановку военного совета, не достаточно подробно описанную его участниками. После стычки с казаками Наполеон объехал позицию под Малоярославцем и вечером 25 октября 1812 года собрал маршалов в деревне Городня. Совет состоялся в простой крестьянской избе на окраине деревни. Предстояло решить ключевой вопрос – отступать или еще раз атаковать русских. Как писал позднее граф Филипп Поль де Сегюр, «...Наполеон сидел перед столом, опершись головой на руки, которые закрывали его лицо и отражавшуюся, вероятно, на нем скорбь. Никто не решался нарушить этого тягостного молчания...» Блистательный храбрец Иоахим Мюрат (на картине справа) предлагал пробиваться на Калугу во что бы то ни стало: «... Дайте мне только остатки кавалерии и гвардии и я углублюсь в их леса, брошусь на их батальоны, разрушу все и вновь открою армии путь к Калуге». Однако, Наполеон остановил его: «Довольно отваги; мы слишком много сделали для славы; теперь время думать о спасении армии». Маршал Александр Батист Бессьер (на картине спиной) также урезонил Мюрата, говоря о том, что для прорыва «у армии, даже у гвардии не хватит мужества... Мы только что убедились в недостаточности наших сил. А с каким неприятелем нам придется сражаться? Разве не видели мы поля последней битвы, не заметили того неистовства, с которым русские ополченцы, едва вооруженные и обмундированные, шли на верную смерть?» По словам Сегюра, «маршал закончил свою речь, произнеся слово отступление, которое Наполеон одобрил своим молчанием». Затем в разговор вступил маршал Луи Николя Даву (на картине в плаще), поддержав мысль об отступлении. Наилучшим направлением дальнейшего движения он считал Медынь и Смоленск: «Я предлагаю отступать по плодородной почве, по нетронутой дороге, где мы сможем найти пропитание в деревнях уцелевших от разорения, по кратчайшему пути...» Мюрат резко возражал против этого маршрута, обвинив Даву в желании «погубить всю армию». Произошла оживленная ссора. Начальник штаба армии Бертье (склонился над столом) и вице-король Италии Евгений Богарне (позади Бессьера) присоединились к мнению Даву. Ссора усиливалась и потребовалось вмешательство Бессьера и Бертье, чтобы успокоить разгоряченных противников. Император Наполеон сидел все это время с отрешенным лицом, думая о чем-то мало относившемся к происходящему вокруг. Наконец, он сказал: «Хорошо, господа, я решу сам». На картине изображена обстановка крестьянской избы начала XIX века. Император мог остановиться только в наиболее богатом в деревне доме, поэтому художник резонно предположил, что в нем должна была сохраниться добротная мебель и утварь (жители бежали из деревни лишь накануне, при известии о приближении французов). Довольно подробные сведения о походном быте и привычках Наполеона, сохранившиеся в нескольких музеях принадлежавшие ему личные вещи, позволили воспроизвести ситуацию с достаточной степенью достоверности.
Коллекция
Рисунок по теме Отечественной войны 1812
Аверьянов А.Ю. (1950). Эскиз. Сражение за Шевардинский редут. 2009
Аверьянов А.Ю. (1950). «Бивак». 1992